АналитикаКазахстан снова затопило: почему это происходит каждый год и...

Казахстан снова затопило: почему это происходит каждый год и что можно с этим сделать?

Иллюстрация: наш сайт

Жители западных, северных и восточных регионов Казахстана продолжают сталкиваться с подтоплениями жилых домов, дворовых территорий, дорог и размытием мостов. Почему такое происходит каждый год и как можно бороться с паводками — в обзоре наш сайт.

С конца прошлой недели сообщения о масштабных паводках приходят из Улытауской, Западно-Казахстанской, Акмолинской, Павлодарской, Карагандинской, Актюбинской, Абайской, Костанайской и Атырауской областей. Сотрудники МЧС эвакуируют жителей пострадавших регионов и уже откачали сотни тысяч кубических метров воды.

В Уральске, где подтопило акимат, власти объявили ЧС природного характера местного масштаба. Аналогичные меры принял акимат Аягозского района Абайской области.

В прошлом году глобальный поставщик спутниковой аналитики для сельского и лесного хозяйства EOS Data Analytics (EOSDA) опубликовал отчёт относительно проблемы талых вод в Казахстане на стыке сезонов. Исследователи отмечают, что ранняя весна в стране сопровождается интенсивным таянием снега.

Накануне прошлогоднего сезона паводков в ЗКО МЧС РК провело упреждающие мероприятия, в которые включали строительство и укрепление дамб и защитных барьеров, установку водопропускных труб, очистку системы каналов, уборку снега, бурение лунок и скалывание льда в местах, где может образоваться затор.

Всё это помогло снизить угрозу наводнений, но оставалась ещё одна серьёзная проблема — переливы и разрушения дорог привели к перебоям в транспортной системе и изоляции некоторых населённых пунктов. Плюс плохое состояние гидротехнических сооружений: из более чем 1806 в капитальном ремонте нуждалось 471. Их оценку было труднее проводить без поддержки государства и владельцев собственности, резюмируют исследователи.

Команда EOSDA приводит в пример Туркестанскую область, где в 2023 году снега выпало на 47–49 % больше нормы. Фермеры говорят, что на ликвидацию последствий наводнений уходит очень много времени. Помимо разрушения зданий и дорог, талые воды смывают наиболее плодородные верхние слои почвы.

EOSDA относит к основным причинам наводнений обильные осадки, образование заторов на водотоках и быстрое таяние речного льда на равнинной территории, вызванное резким повышением температуры весной.

Исследователи приводят следующую статистику затоплений в Атбасарском районе Акмолинской области:

  • в 2014 году были затоплены 550 домов, эвакуированы сотни людей;
  • в 2016 году существовала угроза затопления, однако наращивание земляной насыпи позволило ликвидировать перелив;
  • в 2017 году на фоне высокого подъёма воды водой прорвало дамбу в четырёх местах — затопило 600 домов;
  • в 2019 году две школы и порядка 80 домов оказались под угрозой затопления из-за повышения уровня воды реки Жабай.

«Подразделения МЧС вступают в дело тогда, когда уже возникла угроза: взрывают, мобилизуют берегоукрепительную и спасательную технику, вертолёты, лодки, заготавливают мешки с песком и так далее. Ну и если где-то вода выйдет из берегов, занимаются ликвидацией последствий»,говорит инженер-гидротехник, кандидат технических наук Даулетьяр Баялимов.

По словам эксперта, лучше не допускать подобных ситуаций и свести к минимуму риски возникновения происшествий. Ситуация преимущественно зависит от Министерства водных ресурсов и ирригации. В задачи ведомства входит грамотное управление речным стоком и запасами в водохранилищах, чтобы поступающей воды хватало на нужды сельского хозяйства.

Баялимов считает, что обеспечение полной безопасности связано с отведением значительной части зимнего и весеннего речного стока далеко в степь через естественные понижения в рельефе. Говорит, что надо регулярно проводить гидрологические расчёты, чтобы установить вероятный уровень воды в реках. Однако в МВРИ практически не применяют современное измерительное оборудование.

Читать также:
Не какой-то муравей: о неочевидных способах защиты от клещей рассказали эксперты

Эксперт настаивает на инвентаризации состояния гидротехнических сооружений. Он приводит в пример Шардаринское водохранилище с проектным объёмом резервуаров в 5,2 млрд м³, но на самом деле оно способно вместить значительно меньший объём. В случае прорыва вода снесёт всё, что расположено на пути вдоль русла Сырдарьи.

«У нас и при возникновении дефицита воды, и когда заходит речь о безопасности от паводков сразу же начинают говорить, что, мол, нужно строить водохранилища. Они рассматриваются как чуть ли не единственный вариант решения проблемы. Даже что-то вроде соревнования между регионами началось, кто их больше соорудит. А профильное министерство только потакает этому. Наверное, точечно строить такого рода объекты где-то и нужно, но в общем и целом расщеплять поступающую к нам воду на мелкие водохранилища неразумно, поскольку неизбежны дополнительные её потери из-за фильтрации и испарения, а мы и без того теряем очень много. Нужно сосредоточиться на другом – грамотном управлении водными ресурсами и их рациональном использовании. Именно такая политика, на мой взгляд, должна быть в приоритете у министерства», подчёркивает Баялимов.

По его словам, в стране дефицит профильных кадров. Эксперт прогнозирует, что вскоре Казахстан и вовсе лишится специалистов по безопасности гидротехнических сооружений.

По данным Центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве при МГУ, с 1990 по 2019 годы от паводков в Казахстане пострадали не менее 150 000 человек, а ущерб экономике страны составил 350 млн долларов. Прорыв плотины в селе Кызылагаш Алматинской области привёл к одному из самых разрушительных наводнений за последние годы. Затопило 24 населённых пункта Восточно-Казахстанской области, погибли более 40 человек, а пострадали свыше 16 000.

В 2024 году в Казахстане построили более 114 км временных дамб и валов вокруг населённых пунктов. Очистили более 1900 км каналов и арыков, а также порядка 5000 автомобильных и железнодорожных водопропускных сооружений. Власти заготовили свыше 350 000 т инертных материалов, 49 000 т горюче-смазочных материалов и один млн мешкотары.

Для помощи пострадавшим министерство подготовило более 750 палаток, 39 000 кроватей и 52 000 постельных принадлежностей, а также заключило 1600 договоров по организации питания. Власти предусмотрели 41 млрд тенге на неотложные и чрезвычайные затраты в регионах. Всего на нужды МЧС и МВРИ в 2024 году заложили более 27,5 млрд тенге из национального бюджета.

По данным МЧС, всего в противопаводковых мероприятиях этого года участвуют 2500 человек личного состава, примерно 700 единиц техники и свыше 290 единиц водооткачивающих и плавательных средств.

«Но сегодняшние факты показывают, что ни правительство, ни акиматы не готовы предупредить беду. А ведь есть положительный опыт, когда из года в год затапливаемые посёлки местные власти обносили дамбой, не давая воде хлынуть внутрь. На этот час сложилась ситуация, когда в зоне риска подтопления 217 населённых пунктов, а это более 86 000 домов. Один затопленный дом — это уже беда, а мы сегодня рискуем жизнью без малого полумиллиона человек», заявил на заседании Мажилиса депутат Сергей Пономарёв.

Он добавил, что ситуация связана с недостатками подготовительной работы, в частности, с созданием и поддержанием системы гидротехнических сооружений, которые нуждаются в уходе, ремонте, наблюдении и модернизации. К февралю 2024 число требующих ремонта гидротехнических сооружений выросло до 537.

Новое на сайте

Туркменистан присоединился к участникам глобального новостного форума » Новости Центральной Азии

Большой интерес к новостям из Туркменистана проявляют жители ряда азиатских стран, в том числе Киргизии, Индии, Малайзии, Брунея. ...

Вам также может понравитьсяПОХОЖЕЕ
Рекомендуется вам